Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Беседа с киевским врачом: что с «пациентом» и каков прогноз?

"Русская Народная Линия"
Диалог врачей «Киев-Донецк» …

На днях у меня состоялась беседа со своим давним другом, который родился в Донецке, окончил здесь школу и медицинский университет. Затем, после обретения Украиной государственности, переехал в Киев, где и работает по настоящее время врачом-хирургом. Филипп Стожаров - спокойный, рассудительный, небезразличный, с фирменным медицинским юморком, который иногда смущает не медиков. После длительного перерыва он приехал в родной город навестить своих близких, и нам удалось пообщаться на многие темы и, в частности, что представляют собой нынешние киевляне. Темой было обсуждение, что происходит в головах жителей столицы. Понятно, что дискуссия не претендует на объективность оценки, ни Филипп, ни я, такой задачи и не ставили. Просто его рассуждения мне показались очень интересными, то есть впечатления жителя Киева, как свидетеля трансформации ментальности киевлян. Хотелось бы отметить, что обилие медицинской терминологии в отношении оценки процессов и прогнозов не должны никоим образом восприниматься как проявления цинизма и жестокости. Это лишь своеобразный медицинский лексикон, тезаурус, используемый в качестве ёмкой медицинской аллегории, не более.

Геннадий Тарадин (ГТ): Филипп, как бы ты в целом описал психосоциальный портрет жителей столицы Украины?

Филипп Стожаров (ФС): Сложно сказать... Многих киевлян не видно, ну а из «деформированных» Майданом можно выделить, на мой взгляд, условно 4 категории: первая - откровенно недалёкие люди, лишённые самостоятельного мышления; другая - сволочи/подонки; третья - молодёжь, ну и четвертая - смешанная социопатическая публика (мизантропы, садомазохисты, фрики, вечные мятежники и другая «клиника»). Кстати, представители четвертой группы могут принадлежать к любой из первых трёх. Первые же две - это преимущественно взрослое население. Молодёжь - отдельная тема, они уже воспитаны в этом Содоме. Что касается взрослых... Тут поразительно что? У дураков удивительным образом отключены базовые уровни само- и мировосприятия: жизненная опытность, житейская мудрость, здравый смысл и элементарная логика. Вторая категория ветвится на идейных, в т.ч. свидомых, и безыдейных, условно тех, кто повелся на «безвизовый режим», «европейские стандарты жизни», «преференции в бизнесе», проще говоря, на «печенюшки Нуланд» и «кружевные трусики». Четвертая категория - ну, это те, кому просто атмосфера безумия в кайф вне зависимости ни от чего, кто бы ни был организатором, массовиком-затейником. Это то, как мне видится навскидку, без дополнительных уточнений.

ГТ: Ну, и каким же образом можно воздействовать на эти активные социопатические типажи, на твой взгляд, выражаясь медицинской терминологией?

[Читать далее:]

ФС: Из приведённых типов более-менее понятно, кто и в каком виде лечения нуждается. Кому «этиотропное»[1], кому «патогенетическое»[2], а кому лишь «симптоматическое», кому «хирургия», кому «паллиатив»[3] и хоспис, ну, а кому, если любое лечение, увы, не помогает, только - «декапитация»[4] с кунсткамеризацией[5] «декапитата».

ГТ: Казалось бы, был Советский Союз, существовала УССР, с общей историей, вековечными понятиями добра, зла, Родины, Победы и т.д. и после обретения нэзалэжности люди стали меняться...

ФС: Конечно же, страшно, что произошло с очень многими, с некогда, казалось бы, нормальными, хорошими и вменяемыми людьми. Я в течение 20 лет наблюдаю эту метаморфозу. Украина - первая в мире! Первая в мире территория, на которой два раза (!) за десятилетие победила оранжевая технология! В самом деле, как мало быть просто «хорошими людьми», чтобы дважды не наступить на одни и те же грабли. Украинцы умудрились это сделать.

Мне повезло, в кавычках и без них, как раз в начале 2014 года, когда я был вне интернета пару недель и вынужден был зеппинговать[6] укро-ТВ. Я видел, как этот информкаток разворачивается и набирает свои обороты: чёрное - белое, белое - чёрное, «чем чудовищнее ложь, тем скорее в нее поверят», Гитлер, Геббельс, Оруэлл... Для нас кажется смешным совет: «Оруэлл писал антиутопию, а не методичку к действию», а они здесь этого абсолютно не понимают.

Страшно то, что это весьма эффективно: мы знаем, что они зомби, они же считают зомби нас. Подмена или зеркальность понятий. Они верят, и мы верим; они знают, и мы знаем. Попробуй потягаться! «Украина не Россия» - уже не работает. Уже - гораздо хуже: окраина перетягивает на себя одеяло значений в попытке подменить собой Россию. «Путлер», «рашка», «рашизм»... «Россия - и не Россия» вовсе, но «финоугрия, московия, каганат, азиатчина, орда», «воровка-самозванка» и злобный извечный агрессор и поработитель. Украина же - истинная Русь, перманентная страдалица, освободительница Европы во 2-ой Мировой войне. Именно так, по лекалам американских и европейских учебников, они растворяют нашу, Великую Отечественную войну в мейнстриме Западного исторического подхода - антисоветского и русофобского. Исподволь, но неуклонно-последовательно уничтожаются значение и символика Великой войны и Великой Победы: «9 мая» потихоньку подменяется «8 мая», традиционная гвоздика уступает место, даже не маку, а скорее иллюстрации из атласа по проктологии, 22 июня 1941 «прячется за спину» 1-го сентября 1939, гонимы Красное Знамя Победы и Георгиевская лента, т.д. И главное - всё это это ра-бо-та-ет!

ГТ: Но не все же украинцы пребывают в информационном вакууме, многие выезжают, приглашаемы на рейтинговые российские каналы, ток-шоу. То есть, люди получают хоть содержание российских СМИ.

ФС: Само по себе - участие украинских политологов и экспертов в российских ТВ-программах - отдельная тема, поскольку я просматриваю их регулярно и много на протяжении всего этого времени. Признаюсь - это, зачастую, весьма небесполезно - наблюдать в доступном объёме за всем этим действом на протяжении продолжительного времени. Либерастороиды, а также окраинские «йагупопы, абажы», фантомасы, трансформеры, чупакабры, да и просто клинические олигофрены.

Конечно же, и обиженно-окая «сенбернарша» (да простят меня кинологи и собаки) - тоже в обойме хорошо узнаваемых зрителем образов профессиональных украинских захожан на российских ТВ-экранах. В общем, есть что и у кого почерпнуть. Вот, например, такая вполне характерная деталь. Как-то в одном из шоу у В.Соловьева Олеся «Волооковна» Яхно горячо негодовала по поводу некоторых, якобы не соответствовавших действительности, высказываний Петра Порошенко, приведённых в студии участниками дискуссии. А высказывания-то были не нарезные, в ютубе и СМИ они были растиражированы и каждому доступны для просмотра. Но! Яхно негодовала искренне! Она действительно была не в курсе сказанного её президентом! Просто не знала. Она твердила, что это неправда, и президент этого не говорил и не мог сказать. К чему я? Это - уровень, это - политолог, это - человек, который работает, вроде как, не только с интерпретациями, но и с фактами как таковыми и для этого по идее имеет все возможности перепроверить информацию, если уж получать её этой пани каким-то образом не получается из первоисточников.

И это человек, который работает с общественным мнением Украины. Поразительно! Она просто верит во всю эту чушь, которую же и отстаивает! Это было удивительное для меня наблюдение - она не лукавит, она верит в свою искорёженную правду, если там что-то от правды осталось. Что же тогда говорить о среднестатистическом окраинском потребителе, допущенному к восприятию информации? И в связке с подобного рода наблюдениями, следующий вопрос: почему в Москву с окраины едут из раза в раз несуны жовтоблакытной «правды»? Ведь там их до неприличия откровенно и часто макают в..., опускают и ставят в неудобные позы на потеху большинству телезрителей. И приглашенные не могут этого не видеть и не ощущать - но, даже не утираются и снова едут, едут и едут.

Нам кажется, что со стыда сгореть можно, когда тебя полностью «раздевают» перед аудиторией, масштаб которой просто огромен. Но, ведь они не просто так едут - им позволено, им оплачено, «благословлено» ехать в «логово агрессора», где их будут макать и ставить, ставить и макать. В чём смысл, логика и миссия? На мой взгляд, всё не очень сложно: их визиты, демагогия, публичное «побивание камнями», как и деланное, театральное, но, опять же публичное противостояние «Маскальскому Чудищу», удобно укладываются в матрицу нонешнего массового окраинского сознания. Их миссия сакрализована самим приездом - им позволено повышать голос, гримасничать, нести бред, но ещё, что не менее важно страдать на публике! Само же окраинское сознание, по сути своей, есть местечковое, существующее само по себе, изолированно, в разрыве с фактами, логикой, умом и здравым смыслом, но построенное на эмоциях, инстинктах и рефлексах. Украинские националистические рефлексии при полном алогизме не появились внезапно и из ниоткуда, а были инкубированы, обильно удобрены русофобскими установками Запада и чушью об украинской цивилизационной исключительности и первородстве. И десятки-сотни тысяч неофитов уверовали в своё избранничество и полезли со своей «правдой» в СМИ, на трибуны и телевизионные площадки.

ГТ: Как ты считаешь, а России эти «спасители мира» зачем?

ФС: Они нужны, поскольку правдивая информация о том, что же на самом деле творится с единокровным братом-украинцем остро, как мне представляется, востребована россиянами.

ГТ: Согласен, что востребована, но подобные «собратья» явно воспринимаются неубедительными в качестве представителей всех украинцев. Как ты можешь прокомментировать выбор авторами российских телепрограмм своих гостей из Украины?

ФС: Попробую коснуться некоторых важных аспектов этого вопроса: зачем приглашают Яхно, Ковтуна и им подобных.

Во-первых. Понятно, что российские СМИ работают на своего зрителя и такая работа, построенная на контрастах, несомненно, гораздо более эффективна. Однако, при этом, следовало учитывать и обратный эффект воздействия на зрителя другой, украинской стороны: там, в Киеве нет никакого контраста и тамошний среднестатистический, «лоботомированный»[7] информ-потребитель воспринимает лишь только то, что «наших бьют», и «бьют за пра-вду». Так им это видится оттуда, с Украины. Со всеми вытекающими последствиями: повышением уровня адреналина в крови, раздражением и ростом недоверия к России. Но, никак не трезвлением, для которого необходимо, прежде всего, духовное здоровье, подорванное у значительной части населения. Вот такая проблемка, однако.

Во-вторых. Еще мне кажется, что российская сторона не вполне верно поступает, приглашая на свои площадки откровенных лицедеев, оборотней и фриков в таком обилии. С одной стороны, число сочувствующих образу побиваемого, но отважного бунтаря-свободолюбца может увеличиваться. С другой же стороны, существует опасность фиксации в массовом сознании россиян общего образа украинца, исключительно, как отсталого, идиота, негодяя или предателя. Полагаю, что этот культивирование такого образа представляет опасность уже для жителей России.

В-третьих, вываливаемый на зрителя сумбур, воспринимаемый многими, как обобщённая система взглядов далеко не микроскопической по территории и населению Украины, находит живой отклик у так называемой российской оппозиции любой окраски. А «иммунизация» подобными идеями способна провоцировать обострение ряда «латентных[8] заболеваний» у той части общества, которая и без того уже поражена «возбудителями» раскола, нетерпимости, цветных революций и бунтов.

Впрочем, я благодарен за то, что интернет на Украине всё ещё позволяет смотреть и читать неокраинские СМИ «коварных северных захватчиков», жесточайшим образом зачищенные Киевом в своём официальном медийном пространстве. Возможно, в чём-то это заслуга и череды приглашаемых на российское телевидение ново-укров - наследников «великих ариетриполианцев и прародителей всех колен человечества».

ГТ: Ты в бытность своего пребывания в Донецке сталкивался с какими-нибудь проявлениями великоукраинских идей?

ФС: Вообще то, сравнивая ту эпоху и то общество с сегодняшним днём, многое становится на свои места. Начало 90-х. Талоны/купоны. Донецк. Универсам «Украина» (!). Очередь в ликёроводочный отдел. Длинная, преимущественно женщины. Кто помнит то время, тот знает, что водка была не только продуктом диеты, но и неким эквивалентом денег, в отсутствии таковых и в качестве таковых. Водкой можно было расплатиться, на водку можно было что-то обменять, водкой можно было и упиться, само собой. Очередь мирная достаточно и в общем разношёрстная, возле которой появляется мило-улыбчивый сухощавый субъект характерной наружности. Прохаживается вдоль очереди, говорит какие-то улыбчиво-вежливые слова, шутит. Напряжённые лица вокруг оттаивают - наши люди, особенно женщины, чутки к доброму слову. И тут, этот персонаж снимает свою галичанскую улыбку с физиономии и, по-прежнему, тихим, вкрадчивым, но теперь уже злым и ненавидящим тоном, произносит пару гадких, оскорбительных фраз в адрес потянувшихся было к нему доверчивых окружающих, и, сделав своё дело, «растворяется» в пространстве. Это был мой первый, и прямой, опыт знакомства с галициянами. Тогда мало кто знал, «что это за зверь и с чем его едят».

Несколько лет спустя... Донецкий драмтеатр. Премьера «Швейка». Я - не особенный театрал, по пальцам рук можно пересчитать спектакли, которые смотрел вживую. Но, этот спектакль я смотрел. Поручик Лукаш (А.Хостикоев) - русский язык, Швейк (Б.Бенюк) - украинский... Зло и добро. Интерпретация галичанская. Антирусская. Съели! Аплодировали! Так было, так раскручивалась спираль.

Еще воспоминание. Моя средняя школа. Мои лучшие школьные друзья: поляк, русские, еврей (вообще, классика: рыжий, внешность, мама, скрипка), молдаванин/румын, белорус. А если шире по классу, то ещё представители разной крови: немецкой, болгарской, армянской, эстонской, украинцы (ясен пень, включая Шевченко, а куда ж него), и ещё евреи, и ещё русские, и ещё двое ребят не пойму точно каких именно восточных кровей. Ну и так далее. И среди моей родни есть представители северных народностей, и берберы, и французы, и т.д. Интернационал. Советский народ. Совок! Союз нерушимый!

ТГ: А какие у тебя воспоминания об украинском языке в школьные годы?

ФС: В целом - нормальные. Наша классная руководитель (она же парторг школы, она же и отличный преподаватель украинского языка и литературы) предполагаю, по теперешнему времени была бы завзятой свидомиткой. А мой школьный аттестат равно-справедливо отмечен как «пятёрками» по русской и по украинской литературе, так и «четвёрками» - по русскому языку и мове. Равно-справедливо. В случае отсутствия в библиотеке книг на русском, читал книги на мове. Без особых проблем. «Кобзар» Шевченко - в доме. Мама любила украинскую литературу, хотя, предполагаю, что не только за соловьину мову, но и за привнесённые литературные образы. И факсимиле дневников Шевченко на русском, что наличествовало в доме, со временем пришлось ей не менее по вкусу. В меру своих сил и возможностей, с обретением Украиной «нэзалэжности», она противостояла проникновению на Донбасс идеологии агрессивного украинского национализма в лице разных драчей, мовчанов, дзюб и павлычков, пр. Да, совсем не так уж и давно даже представить себе было невозможно, что идея титульности украинской нации может оказаться активно воплощаемой в жизнь на территории бывшей УССР, ныне - нэзалэжной Украины, драматически вырванной из семьи советских республик с богатейшим наследством, в т.ч. подаренных ей клятыми москалями территориями.

ГТ: Какое впечатление у тебя от общения с нынешними киевлянами?

ФС: Мой круг, в общем то, ограничен семьей и коллегами по работе, поэтому их позиции мне достаточно хорошо известны. Сложно говорить обо всех киевлянах, конечно же. Понимаешь, я не стремлюсь к излишнему, тем более навязанному общению. Так, разве что, если случайно кто или что попадает в поле зрения. Не всё запоминается, так, скорее мои общие впечатления и интерпретации.

ГТ: Как люди восприняли присоединение или, скорее, возвращение Крыма в Россию?

ФС: Те, с кем я приходилось касаться этой темы, преимущественно с негодованием, конечно же. Вот, к примеру, одна моя шапочная знакомая. Ей ближе к 60-ти. Внук за год до Событий отучился курс в Симферополе, в казачьем колледже. В принципе, восторг: программа, условия обучения, русские казаки, русский язык обучения, лошади, дисциплина, отношение наставников к воспитуемым. Паренёк рассказывал о перспективе и собственном желании продолжить по окончании колледжа образование в РФ. Недостатков для родителей оказалось два: далековато от дома и дороговато - по совокупности издержек. Парня перевезли в Киев ещё до Событий. Теперь он кадет там, и каковы перемены в его мировосприятии - Богу ведомо. С его бабушкой пересекаемся по-прежнему. Каково её отношение к происходящему, не знаю - политику обходим стороной обоюдно. Но, во время самых-самых послекрымских событий наличествовала паника: «Путин вот-вот ещё и Мариуполь заберёт!». Ну, типа, «гад и вражина». Понятная паника и дезорганизация умственной деятельности неадекватная ситуации. Парадокс: «общепонятная» невменяемость, казалось бы, вполне вменяемого, отдельно взятого, русскоязычного, советского человека.

Ещё по Крымскому периоду. Пожалуй, один из единичных случаев, когда я сам спровоцировал контакт. Мужчина, старше 70-ти, статный, солидный мужик в возрасте, с явным сакроиелитом[9] и коленным артрозом, судя по походке. Он мне обликом напомнил моего частного преподавателя английского ещё по Донецку. Несколько раз я присматривался. Не родственник ли? Очень похож! Подошёл, заговорил. Оказалось, не родственник, я ошибся. Тема Крыма сама всплыла. Жаль, диктофон не включил - не ожидал. С его слов, он до пенсии работал далеко не рядовым чиновником в системе инфраструктурного обеспечения Крыма. Теперь радуется и поддерживает пресечение поставок воды, электрики и газа с Украины в Крым. До шипения и злобной ухмылки садиста на своём респектабельном, довольном лице. Ну, что тут скажешь, а?

Или вот. Как-то в комментариях к одному из постов у Мирославы Бердник (та, которая varyag-2007 в Живом Журнале), один молодой человек объяснил свою позицию по «уходу» Крыма. Он родился и рос с тем, что Крым - это Украина. Он - украинец, и когда Крым ушёл, то он потерял «своё», он потерял часть своей Родины. Примерно так. Вполне понятная позиция, на основе которой получилось что-то вроде конструктивного диалога. Но такие ситуации весьма редки, к сожалению.

Далее. Ещё один человек. Сергей. Пересекаемся дорогами несколько лет. Неопределённо преклонного возраста, маленький, сухонький, бесцветный сам по себе, но, зимой и летом одним цветом, тем не менее: всегда в резиновых сапогах и одной и той же коричневой куртке полу-плаще. Не бомж - старую, обитую дерматином входную дверь в его обиталище я видел. Скорее всего, даже телевизор у него есть, а скорее всего, ещё и радиоточка работает. Ногти пальцев рук убиты грибком. Наверное, получает какое-то социальное вспомоществование, но кормится сбором картона и прочим подножным кормом. Одинокий, невзрачный, незаметный и прозрачный. Педантичный и однообразный. Любитель вязко поговорить, это от одиночества и угасшей самости. Пофилософствовать о погоде, приметах, праздниках, ЖКХ-тарифах, ну, и о политике, а как же иначе. Я не особенно люблю пересекаться с этим монотонным человеком: остановившись, я редко умею уйти от словоохотливого беседовательника: он беседует - я слушаю, терплю, пока схлынет, поддакиваю. Одинокому человеку нужно выговориться - хорошо. К чему я? Поддакивать, когда речь идёт о том, что платёжки по коммуналке надо тщательно проверять и совместными усилиями призывать к ответу нерадивых чиновников за злоупотребления - я поддакивально поддерживаю, смиряясь и терпя. Когда же от этого, убитого жизнью и телевизором человека рябью пошли круги страстной антирусской галиматьи... Я - не Раскольников, а он - совсем не моя старушка... И совсем не философ. Ни он, ни я. Как-то так.

ГТ: Да, но украинцы же не могут не видеть откровенных уголовников, казнокрадов, бандитов, пришедших к власти? Какое к ним отношение?

ФС: Да они, зачастую, и не видят в них злодеев, либо же, наоборот, видят преступников во всех без исключения. В этой карусели, ещё больше закрутившейся в 2004 году, прицел здравого восприятия непоправимо сбит. Бесконечная вереница предателей и разоблачителей, затем разоблачение разоблачителей и всё по-новому. Если кто-то выказывает своё доверие кому-то из «элиты», то это происходит, скорее, наобум, навскидку. Вот, к примеру. Моя соседка. Женщина среднего возраста. Что-то типа кем-то она при кооперативе дома на побегушках. Вот, как-то раз застал её за чтением газеты, на лицевом развороте которой - огромное фото лишенного депутатской неприкосновенности и, на тот период времени, взятого под стражу борова Мосийчука, верного ляшковца и откровенного бандита.

Увидев меня она, эдак, сокрушённо-доверительно: «Вы знаете, а мне его жалко - подставляют его». Ну, я покачал головой, поцокал языком и ретировался. На самом деле, я вижу ситуацию следующим образом: женщина, обильно напичканная украинской пропагандой, ещё с советских времён воспитанная на доверии к массмедиа как единственным источникам правдивости, видит перед собой несчастного толстяка, с которым и вокруг которого, происходят какие-то неприятные вещи. И «прощёлкивает» у неё на подкорке: «Кого-то чморят, значит что-то тут не так; ведь, как правило, гнобят и преследуют у нас плохие хороших, а вовсе не наоборот». Поэтому, и жалко ей этого парня.

Женщина пожалела образ этого персонажа через призму своего советского, или постсоветского, или русского, или даже христианского мировосприятия. Она его пожалела. Не вдаваясь в подробности, детали, нюансы и суть. Гонимый человек - он несчастен, а те, кто его гонит и преследует - проклятые гонители и преступники! Увидела в газете и отрефлексировала. Так воспитана. Двоичный код? Непосредственный, наивный, по-детски однозначный, во многом, именно, русский и беспощадный. Сродни «русскому бунту», как ни парадоксально. То есть, беспощадная милость, как и беспощадный бунт. Вектор разный, но природа, как мне кажется, одна и та же - совместное переживание или жалость, сочувствие несправедливости в самом благородном их понимании.

ТГ: Тех людей, о которых ты говоришь, так или иначе можно назвать интеллигентными, а не клиническими социопатами.

ФС: Ну, в общем, семантически да. Интеллигентность. Я пользуюсь этим термином. Но для меня он аморфен. Может быть со знаком плюс, может быть и с обратным знаком. Для меня лично. Я его скорее не люблю. Но употребляю, а как же иначе?

Вот ещё одна история. Знаешь ли, когда, не ожидая никаких особых впечатлений, просто бредёшь себе «по прерии»... И вдруг. На полупустынной улице - остановка общественного транспорта. Лавочка при остановке. На лавочке две женщины зрелого возраста. Я просто прохожу мимо и, не подслушивая, слышу фрагмент разговора: «Я б на месте Парашшшенка... этот Данбассс сашшшгла бы». Это случайное наблюдение. Лето текущего 2015 года. Относительно спокойное время на линии вооружённого противостояния. И это характерное обилие злобных шипящих! С виду привычные, домашние, интеллигентные, располагающие к себе женщины, в общем, «обычные нормальные тетушки». И как так можно добровольно лишиться рассудка?

Ну, и ещё одна зарисовка напоследок. Ещё одна моя соседка. Это уже настоящая среднестатистическая свидомитка. И фенотипически[10], и ментально. С начала Событий 2013-2014 свидомо перешла на мову - оказалось, что вот это для неё и есть «сермяжная правда» жизни. Как и вышиваночно-трипольский патриотизм, гиднисть, майдаунные скакания, восхождения с окраинским двуколором на Говерлу, территориальные претензии к России и т.д. Активна и энергична, лет, эдак, немного за 50. Бесплатное советское образование и трёхкомнатная квартира - как «проклятое наследие» ненавистного «совка». Определённые акцентуации в плоскости мнительной тревожности и настороженной подозрительности. Зарабатывает БАДами[11] - сетевой маркетинг (США, мормонская компания), пыталась несколько лет меня туда же затащить. Во всяком случае, это человек, которого я более-менее знаю на протяжении лет и имею возможность давать некоторые оценки. В принципе, на бытовом уровне, она - вполне добрая и отзывчивая. Однако, опасное сочетание высокой активности и заидеологизированности. Такие способны как на многие благоглупости, так и агрессию во имя своей свидомитско-бандеровской идейки. В частности, из-за них многие вменяемые киевляне стараются скрывать собственную политическую активность, будь то улица, очередь или социальные сети.

ГТ: Филипп, как может произойти выздоровление украинского общества? Возможно ли это в принципе и что нужно для этого сделать?

ФС: А существует ли это явление «украинское общество», как таковое вообще? Очевидно, да, как сообщество потребителей, как винегрет из разобщённых, самих по себе, «микрокосмов в макрокосме», тоже - да. А как единый социальный организм, однозначно, нет!

ГТ: А что же происходило с 1991 года на Украине? Общество не строилось, не укреплялось?

ФС: На мой взгляд, происходило естественное увядание, омертвение части территории, которая не могла жить вне Русского мира по определению. Украина - как часть целого, и обреченная на гибель вне целого, как бы это ни бесило украинских националистов. Это надломленная ветвь, которая какое-то время живет иссякающими соками раненого ствола, но рано или поздно неизбежно усыхает. Та ситуация - «ни жив, ни мёртв» - это как раз об Украине сейчас. Забвение основ и самозабвение, духовная дезориентация и разруха в головах... Искорёженные системы ценностей, и зазеркалье понятий.

ГТ: И что же дальше? Можно и что нужно сделать?

ФС: Возможно ли что-либо сделать в настоящих условиях? Безусловно. Можно и нужно! Хотя многие возможности утрачены, как мне кажется, на многие десятилетия вперёд, если не навсегда. Да, необходимы колоссальные усилия и тяжёлый труд на всех уровнях. Впрочем, об этом в двух словах не скажешь. Эта большая тема, безусловно, требует отдельного обсуждения. Отмечу лишь самое элементарное, как мне представляется, что необходимо сегодня сделать - уничтожение чудовищного маховика человеконенавистнической пропаганды, основанной на лжи и дезинформации. Всё-таки деструктивная роль в таком масштабе и за относительно короткий период времени просто поразительная! Необходимо обнажение правды и уличение не внешних врагов в развращении украинского общества, а, прежде всего, себя, то есть то, что называется покаянием.

ГТ: Легко сказать, это же тяжелейший волевой поступок...

ФС: Так ведь, лиха беда начало. И, здесь, речь не о пластической и косметической хирургии. Нестроения живого общественного организма врачуются сложно, долго и комплексно, подчас, болезненно, с проникновением во все сферы его жизнедеятельности.

Беседовали Геннадий Тарадин и Филипп Стожаров



[1] Этиотропное лечение предусматривает комплекс мер, направленных на устранение причины заболевания;

[2] Патогенетическое лечение направлено на механизмы развития болезни;

[3] - паллиатив - неисчерпывающее, временное решение, полумера. Изначально этим словом называлось лекарство или какое-либо иное средство, дающее временное облегчение больному на уровне устранения отдельных симптомов или улучшения самочувствия, но не содействующее излечению болезни.

[4] - декапитация - букв., обезглавливание.

[5] - кунсткамеризация - неологизм Филиппа, производное от «кунсткамера».

[6] - зеппинг - от англ. «zapping» - переключение ТВ-каналов на пульте.

[7] - лоботомированный - перенесший операцию лоботомии - нейрохирургическая операция по удалению или рассечению долей головного мозга.

[8] Латентный - скрытый, внешне не проявляющийся, вялотекущий.

[9] Сакроилеит - воспалительное поражение крестцово-подвздошного сочленения.

[10] Фенотипически - здесь: по внешним проявлениям.

[11] БАД - биологические активные добавки.

Так умирали знаменитые хулители Бога и богоборцы

Список далеко не полный, конечно же, но читая кончины знаменитостей, почему-то не удивляюсь.
Однажды, группа учёных провела исследование: что говорили перед своей смертью знаменитые безбожники Ницше и М. Монро, Ленин и Вольтер.. О чём «шутил» инженер построивший Титаник и в чём был уверен идол поп-музыки Леннон. Результаты оказались любопытными…

ФРИДРИХ НИЦШЕ:
Сошел с ума. Умер лая в железной клетке.

ВОЛЬТЕР — великий насмешник. Французский философ, писатель и острослов, посвятил все своё литературное творчество борьбе с христианством и Христом. Однако борьба Вольтера против Христа закончилась для француза полным поражением. Известно, что его последняя ночь была ужасной: он корчился от боли, кричал. Он призывал на помощь именно Того, Кого всю жизнь преследовал.
В предсмертные минуты Вольтер умолял своего врача: "Заклинаю вас, помогите мне, я дам вам половину своего имущества, если вы продлите мою жизнь хотя бы на шесть месяцев, если же нет, то я пойду в ад и вы последуете туда же".
Он хотел пригласить священника, чтобы облегчить душу, но его свободомыслящие друзья не позволили ему этого. Он кричал: "Я покинут Богом и людьми. Я пойду в ад. О, Христос! О, Иисус Христос!"
Его медсестра говорила:
«За все деньги Европы не желала бы видеть такую смерть, какая была у Вольтера — смерть неверующего».


[Читать далее:]ТОМАС ПЕЙН считал своей целью поколебать, как он выражался, библейскую и христианскую "мифологию". Написал книгу "Век Разума" (The Age of Reason), в которой пытался приложить приёмы рационалистической критики к объяснению Библии. Он умер в Нью-Йорке, оставленный почти всеми, и в своих тяжёлых, предсмертных муках он сказал:
"- Я отдал бы миры, если бы имел их, чтобы моя книга "Век разума" никогда не была бы напечатана. О, Господь, помоги мне, Христос, помоги мне. Будь со мной! Быть покинутым всеми - это ад!".

ЗИГМУНД ФРЕЙД - атеист, категорически отрицавший идею богодухновенности религии, клеймя её как "коллективный невроз навязчивости", как "массовую иллюзию". Считал религиозную потребность врождённой, обусловленной Эдиповым комплексом. В 1938 году, после присоединения Австрии к Германии (аншлюса) и последовавшим за этим гонением на евреев со стороны нацистов, Фрейд эмигрировал в Лондон. Мучительно страдая от рака, вызванного курением, и страдая от невроза и суицидальных наклонностей, он попросил своего врача и друга Макса Шура в 1939 году помочь ему совершить самоубийство. Тот дал ему тройную дозу морфина, от которой он умер 23 сентября 1939 года.

ДАВИД ХЬЮМ — атеист.
Перед смертью постоянно кричал:
«Я нахожусь в пламени!»
Его отчаяние было ужасным…

НАПОЛЕОН — император.
Его лечащий врач писал: «Император умер в одиночестве, всеми оставленный. Его предсмертная борьба была ужасной…».

КАРЛ IX:
«Я погиб. Я это ясно сознаю».

ТОМАС ГОББС — английский философ:
«Я стою перед страшным прыжком во тьму».

ЧАРЛЬЗ ДАРВИН произнес за несколько дней перед смертью: «Глаз путём эволюции? Это абсурд!» Кстати, о Дарвине. Атеистически настроенные биографы Дарвина вынуждены признавать, что он, по меньшей мере, был теистом, то есть верил в великую первопричину или Творца всего сущего. Религиозные убеждения Дарвина были широко известны до самой его смерти.
Некая леди Хоуп пришла навестить прикованного к постели старика Чарльза и увидела, что он держит в руках открытую Библию.
"Что вы читаете?" — спросила леди Хоуп.
"Царственную Книгу, — ответил Дарвин. — Разве она не величественна?"
Во время беседы женщина упомянула о том, как описан акт Творения в Книге Бытие, и рассказала, как теперь люди относятся к Библии в свете его теории.
Дарвин сильно огорчился и произнес в ответ: "Я был молодым человеком и еще не сформировался как личность. Я делился своими догадками, предположениями, и, к моему удивлению, мои идеи подхватили с быстротой молнии. Люди сделали из них новую религию".

ВОЛЬФГАНГ ГЁТЕ:
«Больше света!»

В.И.ЛЕНИН:
Умер, будучи помрачен в рассудке.
Просил у стола, стульев прощение за свои грехи…
Как это странно для человека, который был для миллионов людей вождём и идеалом…

ЯГОДА — глава советской тайной полиции:
«Должен быть Бог. Он наказывает меня за мои грехи».

ЗИНОВЬЕВ — соратник Ленина,
расстрелянный по приказу Сталина.
«Слушай, Израиль, Господь наш Бог есть единый Бог», —
вот последние слова одного из руководителей атеистического государства.

УИНСТОН ЧЕРЧИЛЛЬ — английский премьер-министр времён Второй мировой войны:
«Какой же я безумец!»

ЯРОСЛАВСКИЙ — президент атеистического интернационального движения: «Прошу, сожгите все мои книги. Посмотрите на Святого! Он ждет меня уже давно. Он здесь!»

ДЖОН ЛЕННОН: на пике известности (в 1966г), во время интервью ведущему американскому журналу, сказал: «Христианство скоро закончится, оно просто исчезнет, я даже не желаю об этом спорить. Я просто уверен в этом. Иисус был ОК, но его идеи были слишком простыми. Сегодня мы более известны, чем ОН! После того, как он объявил, что Битлз более известен, чем Иисус Христос, он трагически погиб. Один психопат выстрелили в него в упор шесть раз. Примечательно то, что убийца сделал это с целью отобрать его популярность и прославиться на весь мир как убийца знаменитого певца.

Политик Бразилии Танкредо ди Амейдо Невес: во время своей президентской избирательной компании публично сказал: « Если я наберу 500 000 голосов своей партии, то даже сам Бог не сможет меня сместить с президентского поста!» Конечно же, он набрал эти голоса, но внезапно заболел и за один день до того, как стать президентом, скоропостижно умер.

Бразильский композитор, певец, поэт: во время шоу в Рио де Жанейро, затянувшись сигаретой, шумно выпустил дым в воздух и кощунственно провозгласил: «Бог, это тебе!». В скорости он умер в возрасте 32 лет от СПИДа.

4. Инженер, построивший Титаник: после окончания строительных работ на вопрос репортеров, насколько безопасным будет его чудо корабль, с иронией в голосе ответил: «Теперь даже Бог не сможет его потопить!». Наверняка каждый знает, что случилось с непотопляемым Титаником.

Известнейшая актриса Мерелин Монро: во время презентации ее шоу посетил евангелист Билли Грэйм. Он сказал, что Дух Божий послал его проповедовать ей. Выслушав проповедника она ответила: «Мне не нужен твой Иисус!». Всего неделей позже ее нашли мертвой в ее апартаментах.

В 2005 году в городе Кампинас, в Бразилии: группа пьяных друзей пришла забрать свою подругу из дома для дальнейших развлечений. Мать этой девушки, сильно волнуясь о них, провела ее до машины и, держа дочь за руку, с трепетом сказала: «Дочь моя, езжай с Богом, и пусть Он тебя сохранит», на что она дерзко ответила: «В нашей машине уже нет места для Него, разве только Он залезет и поедет в багажнике…». Несколько часов позже матери сообщили, что этот автомобиль попал в ужасную автокатастрофу, и все погибли! Сам автомобиль изуродован до полной неузнаваемости, однако полиция сообщила, что, не смотря на то, что весь автомобиль полностью уничтожен так, что даже невозможно распознать его марку, багажник остался абсолютно невредимым, что совершенно противоречит здравому смыслу. Каково же было всеобщее удивление, когда багажник легко открылся, и в нем обнаружили лоток яиц, и ни одно из них не разбилось, и даже не треснуло!

Журналистка и танцовщица из Ямайки Кристина Хэвитт: сказала: «Библия является самой плохой книжкой, когда-либо написанной!». Вскоре, в июне 2006 года, ее нашли сгоревшей до неузнаваемости в собственном автомобиле.

P.S. «Не обманывайтесь, Бог поругаем не бывает. Что посеет человек, то и пожнет» (Библия, Галатам 6:7)

Евангелие о прощении. Свят. Николай (Велимирович)

Мф., 77 зач., XVIII, 23-35.
Когда Господь наш Иисус Христос умирал на Кресте, Он и в предсмертных страданиях старался принести людям пользу. Думая не о Себе, но о людях, Он, испуская дух, дал человеческому роду один из величайших Своих уроков. Это урок прощения. Отче! прости им, ибо не знают, что делают. Никогда раньше ни с одного места казни не слыхали таких слов. Напротив, раньше казнимые, невиновные или виновные, взывали к богам и людям, прося о мести. “Отомсти за меня”, — вот слова, которые чаще всего можно было услышать на месте казни до Христа, да, к сожалению, и сегодня можно услышать у многих племен — даже тех, что крестятся святым Крестом Христовым. А Христос при последнем издыхании прощает Своим ругателям, мучителям и убийцам, просит Отца Своего Небесного, чтобы и Он им простил, и, более того, еще и находит для них оправдание: не знают, — говорит Он, — что делают.

[Читать далее:]

Почему именно сие поучение о прощении повторяет Господь на Кресте? Почему из бесчисленных поучений, данных Им на земле людям, Он выбирает именно это, а не другое, чтобы изречь его Своими Божественными устами в конце, в самом конце? Несомненно, потому, что Он хотел, дабы сей наказ запомнили и выполняли. В безвинных страданиях на Кресте, величием Своим превосходящий все величие мира, вознесенный над царями и судиями земными, над мудрецами и учителями, над богатыми и бедными, над общественными реформаторами и бунтовщиками, Господь наш Иисус Христос примером прощения запечатлел Свое Евангелие. Да покажет сим, что без прощения ни цари не могут царствовать, ни судии судить, ни мудрецы философствовать, ни учители учить, ни богатые и бедные жить жизнью человеческой, а не скотской, ни пылкие реформаторы и бунтовщики сделать что-нибудь полезное. А прежде всего и в конце всего — да покажет: без прощения люди не могут Его Евангелие ни понять, ни, тем паче, исполнить.

Словами о покаянии Господь начал Свое учение, а словами прощения завершил его. Покаяние есть семя, прощение — плод. Никакой похвалы не стоит семя, если оно не приносит плода. Никакое покаяние не имеет ценности без прощения.

Чем бы было человеческое общество без прощения? Зверинцем среди зверинца природы.

Чем, кроме невыносимых цепей, были бы все на земле законы человеческие, если бы их не смягчало прощение?

Разве без прощения мать могла бы назваться матерью, брат — братом, друг — другом, христианин — христианином? Нет: прощение составляет главное содержание всех этих имен.

Если бы не существовало слов “Прости меня!” и “Бог простит, и я прощаю!” — жизнь человеческая была бы совершенно невыносима. Нет на земле такой мудрости, которая могла бы навести порядок и установить мир между людьми без помощи прощения. И нет такой школы и такого воспитания, которые могли бы сделать людей великодушными и благородными без упражнения в прощении.

Какая человеку польза во всей его мирской учености, если он не может простить своему ближнему одного обидного слова или взгляда? Никакой. И какая человеку польза в ста литрах елея, если каждая капля не свидетельствует хотя бы об одной прощенной обиде? Никакой.

О, если бы мы знали сколько нам молча прощают каждый день и каждый час — не только Бог, но и люди, мы бы и сами со стыдом поспешили простить других! Сколько мы расточаем неосторожных, обидных слов, на которые отвечают молчанием; сколько злобных взглядов; сколько неподобающих движений; да даже и непозволительных дел! И люди переносят это, не воздавая нам “око за око и зуб за зуб”. А что тогда сказать о прощении Божием? Для него слишком слабо всякое человеческое слово. Нужно слово Божие, чтобы описать неизмеримую глубину Божия милосердия и Божия прощения. С таким словом и обращается к нам сегодняшнее Евангелие. И кто еще на небе и на земле мог бы изречь и описать Божие, кроме единого Господа нашего Иисуса Христа, предвечного Сына Божия? И Отца не знает никто, кроме Сына, и кому Сын хочет открыть (Мф. 11, 27). Безмерность прощения Божия Господь наш Иисус Христос выразил притчею о великом должнике. Повод для этого дал Ему апостол Петр, спросивший Его, сколько раз прощать согрешения брату своему, до семи ли раз? Господь ответил на сие знаменитыми словами: не говорю тебе: до семи, но до седмижды семидесяти раз. Сравните эти два высказывания, и вы увидите разницу между человеком и Богом. Петр думал, что, говоря до семи ли раз, он достиг вершины милосердия. Господь наш Иисус Христос отвечает: до седмижды семидесяти раз! И, словно и сия мера показалась Ему недостаточной, Господь, чтобы было понятнее, поведал следующую притчу:

Посему Царство Небесное подобно царю, который захотел сосчитаться с рабами своими. Царство Небесное нельзя ни описать словами, ни обрисовать красками, оно только до некоторой степени может быть уподоблено тому, что происходит в этом мире. Господь говорит в притчах, ибо иначе трудно выразить то, что не от мира сего. Этот мир помрачен и обезображен грехом, но все же он не вполне утратил сходство с иным, истинным миром. Этот мир не является — далеко не является — дубликатом того, но всего лишь бледною картиной и тенью его. Отсюда и проистекает возможность уподобления между двумя мирами как между предметом и его тенью. Почему Господь говорит: человек царь (Сего ради уподобися царствие небесное человеку царю, иже восхоте стязатися о словеси с рабы своими), а не просто царь? Во-первых, для того чтобы подчеркнуть: звание человека выше звания царя: быть человеком бóльшая честь, чем царем. Точнее, “человек” означает истинное достоинство, а “царь” — служение. Во-вторых, чтобы показать хорошего царя. Так же Господь говорит ичеловек некий бе домовит, иже насади виноград; паки подобно есть царствие небесное человеку купцу, ищущу добрых бисерей, — все с тем же намерением: подчеркнуть, что речь идет о хорошем домохозяине, о хорошем купце, как и о хорошем царе. Говоря о судье, который Бога не боялся и людей не стыдился (Лк. 18, 2), Господь не говорит: человек судия, но просто: судия бе некий. Из сего видно, что под словами человек царь Господь подразумевает “хороший царь”.

Итак, один хороший царь захотел сосчитаться с рабами своими. Рабы его — его должники; ибо у истинного царя рабы сами берут в долг, а не он у них. Когда начал он считаться с рабами своими, приведен был к нему некто, который должен был ему десять тысяч талантов. Один талант оценивался примерно в 240 золотых лир, или же 500 золотых червонцев; десять тысяч талантов составляли около двух с половиной миллионов золотых лир, или примерно пять миллионов золотых червонцев. Это огромный долг даже для государства, не говоря уж о человеке. Но что с того? Еще больше число наших грехов пред Богом — наш долг Богу. Говоря о долге раба царю, Господь имеет в виду наш долг Богу. Потому Он и использует такие огромные, на первый взгляд неправдоподобные числа, которые, конечно, нисколько не невероятны, если подсчитать грехи каждого из смертных людей.

А как он не имел, чем заплатить, то государь его приказал продать его, и жену его, и детей, и все, что он имел, и заплатить. В то время по законам как римским, так и иудейским, обедневшего должника можно было продать в рабство вместе с его семьей. Одна овдовевшая женщина с воплем говорила пророку Елисею: раб твой, мой муж, умер… теперь пришел заимодавец взять обоих детей моих в рабы себе (4 Цар. 4, 1). Таким образом, то, что царь повелевает сделать со своим рабом-должником, он повелевает по праву и по закону. Глубинный смысл сего царского приказа в том, что, когда наши грехи превосходят всякую меру, Бог лишает нас всех даров Святого Духа, делающих человека человеком. Приказал продать его означает, что грешник лишается своей Богом данной личности; и жену его — значит, что он лишается дара любви и милости; и детей — значит, что он лишается силы творить какое бы то ни было благо. И заплатить — означает, что все Богом данные дары от злого человека снова возвращаются к Богу как к Собственнику и Источнику всякого блага. Мир ваш к вам возвратится, — сказал Господь Своим ученикам (Мф. 10, 13).

Тогда раб тот пал и, кланяясь ему, говорил: государь! потерпи на мне, и все тебе заплачу. Государь, умилосердившись над рабом тем, отпустил его и долг простил ему. Какая мгновенная перемена, и какой дешевый выкуп, и какое безмерное милосердие! Злому рабу, столь задолжавшему, не на кого было надеяться. Никто на свете не мог помочь ему, кроме все того же его государя, заимодавца. Он стоял между государем и рабами. Рабы не смеют помочь ему без воли государя. Таким образом, лишь тот, кто его судит, может его и помиловать. И раб сделал то, что только и возможно, и разумно было сделать — упал государю в ноги и стал умолять его о милости. Он просил не о прощении долга — об этом он не смел и подумать — но об отсрочке: потерпи на мне, и все тебе заплачу. А человек царь — истинный человек и истинный царь — отпустил его и долг простил ему. И значит, он дал ему двойную свободу: свободу от продажи и свободу от долга. Разве это не настоящий царский подарок? Так не поступают цари земные. Таковую нечаянную милость может явить лишь Царь Небесный. И Он ее являет, и являет часто. Стоит какому-нибудь грешнику прийти в себя и покаяться, как Царь Небесный готов простить ему десять тысяч возов грехов и возвратить все отнятые дары. Не только никто не может сравняться в милосердии с Богом — никто не может даже описать милосердия Божия. Изглажу беззакония твои, как туман, и грехи твои, как облако; обратись ко Мне, ибо Я искупил тебя, — говорит Господь(Ис. 44, 22). Тому, кто прибег ко Господу с искренним покаянием, Он прощает все и дает еще один срок, еще одну возможность сразиться, чтобы увидеть, хочет ли тот стоять за Господа — или Господа предать. Царь Езекия заболел смертельно; плача, отворотился он лицом к стене и помолился Богу, да продлит Бог ему жизнь — и Бог продлил ему жизнь еще на пятнадцать лет. И славил Езекия за это Бога, говоря: Ты избавил душу мою от рва погибели, бросил все грехи мои за хребет Свой (Ис. 38, 17). Похожее произошло и с задолжавшим рабом. Он молил своего государя, чтобы тот только потерпел на нем, ожидая возвращения долга, и государь простил ему весь долг, даровал ему свободу и принялся ждать — не возврата старого долга, но благодарения за новое благодеяние. И вот как быстро он его дождался:

Раб же тот, выйдя, нашел одного из товарищей своих, который должен был ему сто динариев, и, схватив его, душил, говоря: отдай мне, чтó должен. Прощенный и отпущенный своим государем, раб встречает другого раба, своего должника, по отношению к которому он теперь оказывается в положении государя. Но когда раб становится государем, взгляните, как грозен такой государь! В то время как человек царь поступил со своим должником и истинно по-человечески, и истинно по-царски, этот же самый должник, коего милость царская спасла от погибели, ведет себя теперь с собственным должником хуже дикого зверя, и еще из-за какого долга! Из-за ста динариев! Ему самому человек царь простил пять миллионов золотых червонцев, а он из-за ста динариев хватает и душит своего должника, и сажает его в темницу, пока не отдаст долга. Здесь уже не царь считается с рабами своими, но раб с рабом. И раб-заимодавец хватает за горло раба-должника, душит его и требует немедленно возвратить долг.

Тогда товарищ его пал к ногам его, умолял его и говорил: потерпи на мне, и все отдам тебе. Точно такая же сцена разыгрывалась только что, когда сей лукавый раб стоял на коленях перед государем. И царь, умилосердившись, простил ему десять тысяч талантов. Он же не умилосердился над своим должником, который был ему должен всего лишь сто динариев. Не захотел он ни сжалиться, ни умилосердиться, ни простить, а пошел и посадил его в темницу, пока не отдаст долга. Так раб-заимодавец поступил с рабом-должником. Так человек поступает с человеком. А такой поступок человека по отношению к человеку и изменяет милость Божию на праведный суд. Когда человек утеряет милость Божию, настигает его суд Божий. Если же милость утеряна, то суд страшен. Не обманывайтесь: Бог поругаем не бывает. Что посеет человек, то и пожнет (Гал. 6, 7). Мы действительно совершаем надругательство над Богом, если принимаем от Него милость, а распространяем вокруг себя немилость. Мы действительно насмехаемся над Богом, если на коленях вымаливаем у Него прощение нашим бесчисленным грехам, а сразу после того сажаем в темницу своего брата за один-единственный грех против нас. Не будем же обманываться, воистину Бог поругаем не бывает, над Ним нельзя насмеяться, Его невозможно обмануть. Мы никогда не удалены от его длани, как от милующей, так и от карающей. Страшно впасть в руки Бога живаго (Евр. 10, 31)! А насколько страшно сие, показано далее в самой притче Христовой:

Товарищи его, видев происшедшее, очень огорчились и, придя, рассказали государю своему все бывшее. Кто эти товарищи, кои видели происшедшее и очень огорчились? Милостивые люди, духовным разумом познавшие, чтó Бог сотворил сему лукавому рабу, и своими очами видевшие нестерпимую злобу лукавого раба — и возопившие к Богу. Но это может относиться и к ангелам, которых можно назвать товарищами людей, поскольку и те, и другие призваны служить Богу и, кроме того, по словам Самого Спасителя, удостоившиеся Царствия Божия будут равны Ангелам (Лк. 20, 36). Конечно, ни милостивым людям, ни ангелам не надо рассказывать Богу бывшее в мире, как бы для того, чтобы Бог о том узнал, ибо Всевышний Бог всеведущ и всевидящ, а все что и одни, и другие видят и понимают, они видят и понимают с Божией помощью. Почему же тогда говорится, что рабы увидели сделанное своим немилосердным товарищем и рассказали о том своему государю? Чтобы показать отзывчивость и сострадательность добрых людей и ангелов. Ибо сие есть воля Самого Бога, да радуются все Его верные, видя добро, и да огорчаются, видя зло. Итак, огорченные рабы Божии, придя, придя, рассказали государю своему все бывшее.

Тогда государь его призывает его и говорит: злой раб! весь долг тот я простил тебе, потому что ты упросил меня; не надлежало ли и тебе помиловать товарища твоего, как и я помиловал тебя? Царь не хочет казнить лукавого раба, прежде чем не объявит ему его преступления. Так поступит и Господь на Страшном Суде. Обратится Он к тем, которые по правую сторону Его, призовет их в жизнь вечную и объяснит им, как они заслужили сию жизнь; обратится Он тогда и к тем, которые по левую сторону Его, отправит их в муку вечную и объяснит им, как они заслужили сию муку. Господу угодно, чтобы всякий знал, за что получает награду или наказание, дабы никто не считал, будто Бог поступил с ним несправедливо.

Сначала Бог называет раба злым, а затем навек отлучает его от Себя. Ибо зло не имеет с добром ничего общего. Сразу за этим следует и ясное обоснование того, почему Господь называет грешника злым: весь долг тот я простил тебе. Бог не входит в подробности. Он не говорит: “Я тебе простил десять тысяч талантов, а ты не хотел простить своему товарищу даже ста динариев”, — но просто: весь долг тот, чтобы сим побудить самого грешника подумать о величине долга. Далее Господь разъясняет, чтóЕго побудило простить должнику таковой долг: потому что ты упросил меня. И здесь государь не входит в подробности, умалчивая о том, что предшествовало просьбе, а именно о том, как раб пал к ногам Его и кланялся. Действия эти выражают покаяние, а покаяние предшествует молитве. Молитва без покаяния не помогает нисколько. Но как только молитва соединяется с покаянием, она бывает Богом услышана. Задолжавший раб, действительно, явил сначала свое покаяние, а затем попросил Государя потерпеть на нем. Потому мольба его тут же была услышана, и Государь сотворил для него более, нежели тот желал, — простил ему весь долг. Затем Государь рисует пред ним его злодеяние по отношению к товарищу, причем делает это в форме вопроса. Почему в форме вопроса? Почему Он не говорит ему: “Я помиловал тебя, а ты не помиловал товарища твоего”, но: не надлежало ли и тебе помиловать товарища твоего, как и я помиловал тебя? Для того, чтобы виновный сам увидел, что ему нечего ответить. Для того, чтобы привести его в ужас молчания, предоставляя ему возможность сказать, если он может, что-нибудь в свою защиту. В такой вопросительной форме ответил Господь наш Иисус Христос одному из служителей первосвященника, первому ударившему Его по щеке со словами: так отвечаешь Ты первосвященнику? А Господь отвечал: если Я сказал худо, покажи, что худо; а если хорошо, чтó ты бьешь Меня (Ин. 18, 22-23)? Такой ответ Христов не мог не привести служителя в ужас молчания. Такой ответ означает горящие уголья, собранные и на голову, и под ноги. Подобный способ обличения вины употребляет и человек царь в сегодняшней Евангельской притче: не надлежало ли и тебе помиловать товарища твоего, как и я помиловал тебя?

Наступил ужас молчания... А после него пришел ужас осуждения. И, разгневавшись, государь его отдал его истязателям, пока не отдаст ему всего долга. Когда милость Божия обратится в правосудие, тогда Бог страшен. Блаженный Давид говорит Богу: Ты страшен еси, и кто противостанет Тебе? Оттоле гнев твой (Пс. 75, 8). Прозорливый же Исаия: Вот, имя Господа идет издали, горит гнев Его (Ис. 30, 27). Сим огненным гневом и разгневался человек царь на немилосердного раба и отдал его истязателям, то есть злым духам. Ибо злые духи суть истинные истязатели людей. Кому же еще отдать того, кто из-за жестокосердия своего отпал от Бога и кого Сам Бог назвал злым, — кому, как не главным носителям зла, бесам? Почему сказано: пока не отдаст ему всего долга? Во-первых, дабы показать, что раб предан на вечные мучения. Ибо, прежде всего, немыслимо, чтобы человек с таким долгом мог когда-либо расплатиться; а кроме того, подобный окончательный приговор Бог произносит над человеком не в этой жизни, а лишь после смерти, когда нет ни покаяния, ни какой-либо возможности искупить грехи, совершенные на земле.

Так и Отец Мой Небесный поступит с вами, если не простит каждый из вас от сердца своего брату своему согрешений его. Это заключительные слова притчи, в которых — главный ее смысл. В словах сих нет никакой двусмысленности и никакого подтекста. Как мы поступаем с братом своим, так и Бог поступит с нами. Это объявил нам Господь наш Иисус Христос, у Коего нет ни неведения, ни ошибки. Христос в данном случая говорит не Отец ваш, но Отец Мой Небесный, ибо сим хочет сказать, что если мы не прощаем грехи братиям своим, то теряем право называть Бога своим Отцом. И еще подчеркивает Христос, как именно надо прощать — от сердца своего. Ичеловек царь простил задолжавшему рабу от сердца своего, ибо говорится:умилосердившись над рабом тем, — то есть милость родилась в сердце государя. Итак, если мы не простим брату своему и если не простим от сердца своего, с милосердием и любовью, Бог, Творец и наш, и братий наших, поступит с нами точно так же, какчеловек царь с жестокосердным рабом. То есть и мы будем отданы истязателям, бесам, которые будут вечно истязать нас в царстве тьмы, где плач непрестанный и скрежет зубов. А если бы это было не так, разве Господь наш Иисус Христос сказал бы нам сие? А Он говорил об этом не только по поводу сей притчи о жестокосердном рабе, но во многих других случаях. Каким судом судите, таким будете судимы; и какою мерою мерите, такою и вам будут мерить (Мф. 7, 2). Разве это не то же самое наставление, без двусмысленности и без подтекста? И разве Господь то же самое наставление не поместил и в главную молитву, нам данную, в молитву Господню: и остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим? Страшными сими словами мы каждый день, читая Отче наш, так сказать, возобновляем завет с Богом, моля Его, чтобы Он поступил с нами так, как мы поступаем со своими ближними; чтобы Он простил нам так, как мы прощаем; чтобы Он явил нам такую милость, какую и мы являем должникам нашим. Как легко мы даем Богу обязательства и какую ответственность берем на себя! Легко Богу простить нам настолько, насколько и мы прощаем другим; легко Ему оставить каждому из нас и долг в десять тысяч талантов; о, если бы мы с таковою Божественной легкостью хотели оставить брату своему долг в сто динариев! Поверьте, что каким бы огромным ни был долг человека человеку, грех брата пред братом и товарища пред товарищем, он не составляет больше ста динариев по сравнению с громадным долгом каждого из нас Богу. Все мы без исключения являемся великими должниками Божиими. И когда нам в голову придет судиться с товарищем из-за его долга, надо нам вспомнить, что мы сами неизмеримо больше должны Богу, Который все еще терпит на нас, все еще отлагает срок уплаты, все еще ждет и прощает. Ах, надо нам вспомнить: какою мерою мы мерим, такою и нам будут мерить! И, кроме того, надо нам вспомнить последние слова Христовы, которые Он изрек, умирая на Кресте: Отче! прости им. Тот, у кого осталось хоть сколько-нибудь несожженной совести, устыдится при таких воспоминаниях, и ослабнет его рука, гонящая малых должников его.

Поспешим, братия, простить всем грехи и оскорбления, чтобы и Бог простил нам бесчисленные грехи и оскорбления наши. Поспешим, пока смерть не постучала в двери и не возгласила: “Поздно!” За дверьми смерти ни мы не сможем более прощать, ни нам не простится. Слава Божией милости и Божию суду. Честь и слава Божественному Учителю и Господу нашему Иисусу Христу, со Отцем и Святым Духом — Троице Единосущной и Нераздельной, ныне и присно, во все времена и во веки веков. Аминь.

***

Из собрания творений святителя Николая Сербского (Велимировича), выпущенного издательством Сретенского монастыря. Приобрести издание можно в магазине "Сретение".
"Православие.ру"


Настоящий Сталинград. Воспоминания выживших детей

Взято у cas1961 и varjag_2007

На этой неделе в прокат вышел фильм «Сталинград» Федора Бондарчука. «Историческая правда» предлагает вам посмотреть, как выглядел Сталинград на самом деле – на фотографиях советских, немецких и американских репортеров.

Настоящий Сталинград
Пока в Москве обсуждают премьеру «Сталинграда» с новейшим компьютерными спецэффектами, в Волгоградском Первом Драматическом Театре прошла премьера иного рода - Театр поставил по воспоминаниям детей, переживших Сталинградскую битву, спектакль «Украденное солнце». Изначально пьесы не было, были записанные на бумаге и диктофоне воспоминания тех, кто детьми оказался в огне Сталинграда. Артисты читали и слушали эти воспоминания, выбирали фрагменты и складывали из них хронику Сталинградской битвы детскими глазами.

Сегодня мы решили опубликовать несколько фрагментов из этого спектакля – для того, чтобы и вы смогли увидеть реальный Сталинград.
Царицын (с 1925 года - Сталинград) был в начале прошлого века довольно небольшим городом.
[Читать далее + фото:]
На берегу реки Волги
В Сталинграде к 20-летию октябрьской революции успели перестроить центр города и построить более 50 предприятий, в том числе и общесоюзного значения: Тракторный завод, Метизный завод, судоверфь.
"Школы отдавали под госпитали. Мы освобождали классы от парт, а на их место ставили койки, заправляли их постельными принадлежностями. Но настоящая работа началась тогда, когда а одну из ночей прибыл состав с ранеными, и мы помогали переносить их из вагонов в здание. Делать это было совсем непросто. Ведь наши силенки были — не ахти какие. Вот почему каждые носилки мы обслуживали вчетвером. Двое брались за ручки, а еще двое подлезали под носилки и, чуть приподнявшись, двигались вместе с основными".
"23 августа, воскресенье. Утро этого дня было прохладное, но солнечное. На небе ни облачка. Все горожане занимались своими обычными делами: шли на работу, стояли в магазинах за хлебом. Но вдруг радио объявило о начале воздушной тревоги, завыли сирены. Но было как-то тихо, спокойно.
Понемногу, не смотря на то, что тревогу не отменили, жители покинули укрытия, блиндажи ,подвалы. Мои тети стали развешивать во дворе выстиранное бельё, разговаривать с соседями о последних новостях. И тут мы увидели, как на небольшой высоте, идут бесконечной волной тяжелые немецкие самолёты. Раздался вой падающих бомб, разрывы.
Бабушка и тётя с криком ужаса и отчаяния бросились в дом. До блиндажа не возможно было добежать. Дом весь сотрясался от взрывов. Меня затолкали под тяжелый старинный стол, сделанный еще дедом. Тётя и бабушка прикрывали меня от летящих щепок, прижимали к полу. Они шептали: «Мы пожили, тебе бы, тебе бы пожить!».
Цветные снимки сделаны немецкими фоторепортерами

"Мы жили на поселке Второй километр, рядом с Мамаевым курганом. Когда стало чуть потише, мы вышли наружу и увидели что наших соседей Устиновых, у которых было пять детей, завалило в окопе землей, и только длинные волосы одной из девочек торчали наружу".
"Помните фильм «Волга – Волга»? А колесный пароход, на котором пела Любовь Орлова? Так вот, в роли парохода, в самой веселой довоенной комедии, снимался пароход «Иосиф Сталин». 27 августа пароход Иосиф Сталин» пошел ко дну. На нем из горящего Сталинграда пытались выбраться около тысячи беженцев.Спаслись всего 163 человека."
"Нервы у мамы начали сдавать. Во время очередной страшной бомбежки, она повела нас к железнодорожному вокзалу, прикрепив нам на груди бумажные таблички с нашими именами. Она бежала впереди так быстро, что мы едва за ней поспевали. Недалеко от вокзала увидели, что на нас с неба падает бомба. И время замедлилось, будто для того, чтобы дать нам возможность рассмотреть её смертоносный полет. Она была черная, «пузатая», с оперением. Мама подняла руки к верху и стала кричать: «Деточки! Вот она, наша бомба! Наконец-то, это наша бомба!».
1 сентября бои уже приближались к окраинам города. А мирные жители пытались укрыться в подвалах разрушенных зданий, окопах, блиндажах, щелях.
14 сентября начался штурм Сталинграда. Ценою больших потерь гитлеровские войска овладели господствующей над Сталинградом высотой - Мамаевым курганом, вокзалом Сталинград-1.
15 сентября вокзал Сталинград 1 четыре раза переходил из рук в руки.Были уничтожены все переправы в черте города.
16 сентября всего лишь одна стрелковая дивизия под прикрытием ночи переправилась через Волгу и выбила противника из центральной части города, освободила вокзал и заняла Мамаев курган, но это ни к чему не привело. Противник бросил в бой семь своих отборных дивизий, более пятисот танков.
"Побежали смотреть немцев. Ребята кричат: «Смотрите, немец!» Я всматриваюсь и никак не могу увидеть «немца». Они видят, а я нет. Я искала большую «коричневую чуму», которую рисовали на плакатах, а по полотну железной дороги ходят люди в зелёной военной форме. В моём понятии враг – фашист должен иметь облик зверя, но не в коем случае не человека. Я ушла, мне было не интересно. Впервые я была глубоко обманута взрослыми и никак не могла понять, почему же «люди» так жестоко бомбили нас, почему эти «люди» так ненавидели нас, что заставляли нас голодать, превратили нас, именно нас, сталинградцев, в каких-то загнанных, напуганных зверушек?"
Мы смотрели на пожар из щели. Треск стоял ужасный. Такой сильный, что мы порой не слышали, как падали бомбы. Я все думала о том, как сегодня утором, когда еще не было пожара и самолеты не прилетели, я зашла в дом, увидела кусок ваты и слепила из него платье для своей куклы. Оно получилось такое воздушное, и моя кукла стала похожа на Снегурочку. Для нового года было ой как далеко, поэтому я сняла платье по частям, снова слепила и повесила в шкаф. Там ничегошеньки не было – одно платье для Снегурочки. Ну и пусть до зимы далеко. Зато мне не нужно было возиться с кукольным нарядом.Открою шкаф, пожалуйста – одевайтесь.
"Единственным местом, где можно было хоть чем-то разжиться, оставался элеватор. Он все время переходил из рук в руки, но это никого не останавливало. Мы пробирались туда тайком. Большей частью оно было горелым, но все-таки это было зерно, а значит – еда. Мать размачивала его, сушила, толкла, делала все, чтобы как-то прокормить нас. Ходить на элеватор стало для меня постоянным делом, но я стремился туда не только за зерном. На моем пути находилась библиотека, вернее то, что от нее осталось. В ее здание попала бомба и все разворотила. Однако многие книги остались целы и валялись повсюду. Набрав, сколько мог зерна, я по дороге отсыпал его в свои тайники, потом шел к библиотеке, садился там и читал. Я прочел тогда много сказок, всего Жюля Верна. Горелое зерно, оттопыривающее мои карманы, спасало меня от голода, а книги, прочитанные на пепелище, лечили мою душу."
"Недалеко от нас стояла походная кухня. Еду возили на передовую в термосах. Они были большие, зелёного цвета, а внутри белые. Часто повар привозил еду назад и говорил: «Ешьте, детки!Там кормить уже некого…»
На территории города шли ежедневные кровопролитные бои, нередко переходящие в рукопашные схватки. Из семи районов города враг удалось захватить шесть. Кировский район, окруженный с трех сторон, оставался единственным, куда противник так и не смог пробраться.
«Раны мои уже загноились (я получила ранение в голову, с правой стороны лица, в предплечье левой руки и ещё на уровне третьего ребра слева врезался металлический осколок). Сестра обнаружила в подвале немецкую санчасть. Мы потихоньку, чтобы не подстрелили, подкрались туда, постояли в нерешительности. Сестра заплакала, поцеловала меня и спряталась, а я пошла внутрь, с ужасом думая о возможной смерти и одновременно надеясь на помощь. Повезло: меня перевязал немец, вывел из подвала и даже сам заплакал.Наверное, у него тоже были маленькие дети».
«26 сентября группа разведчиков под командованием сержанта Павлова и взвод лейтенанта Заболотного заняли два дома, имеющих важное стратегическое положение на площади 9 января».
«Мы жили на передовой вместе с бойцами. Воду брали из колодца, который находился в овраге, на нейтральной полосе. Маму я берегла, боялась, что если её убьют, то мы с сестренкой пропадем.Поэтому за водой бегала я».
«Я шел по тропинке склона нашего оврага. Вдруг на уровне моей головы со свистом взметнулись несколько фонтанчиков земли. Я остолбенел и инстинктивно глянул – откуда стреляют. Напротив, на крутом откосе оврага, свесив ноги, сидели два молодых немца с автоматами и буквально «ржали». Потом они стали мне что-то орать, продолжая смеяться. Я думаю, они орали, спрашивая меня, «не наложил ли я в штаны?» Им было весело. Я же юркнул в ближайшую пещеру. Эти молодые и здоровые парни могли пристрелить меня как мышонка.»
«Пала от болезни лошадь. Закопали её скрытно, но мы, мальчишки, подглядывали и , когда стало темнеть, разрыли могилу. По землянкам и избам разбежались с большими кусками мяса. Мама приготовила его, сидим мы, вся ребятня, уплетаем необыкновенную вкуснятину, и Мишка довольно говорит: «Мама, когда я вырасту большой, я всегда буду кормить тебя только таким вкусным мясом».
«Немцы ходили с длинными щупами и проверяли, где земля была рыхлая, начинали копать. Войдя в наш двор они сначала нашли чемодан со столовыми принадлежностями, но их он не заинтересовал. Потом нашли зарытый возле сарая большой сундук. Обрадовались. Бабушка начала ругаться, чтобы остановить их, но они не слушали и говорили, что скоро нас отправят в Германию и вещи нам уже будут не нужны.Мой дед в объявлении мелким шрифтом вычитал, что обворовывать мирное население нельзя и за это последует наказание. Он побежал в комендатуру, и через некоторое время к нам вошли офицеры, а за ними радостный дедушка. Они выгнали солдат. Мы уложили вещи в сундук, но перепрятать его не догадались. На следующий день к нам пришли те же солдаты и вырыли сундук. Дедушка пригрозил им комендатурой. На что один из немцев ответил: «Комендатура – выходной».Они унесли сундук.
«5 октября немецкое командование приступило к депортации гражданского населения из Сталинграда. Через ряд пересыльных пунктов в нечеловеческих условиях людей гнали в Белую Калитву».
«Немцы нас всех подняли, стали сортировать, с малыми детьми сажали в машины, и подростков и взрослых повели пешком. У одной женщины было 2-е младенцев. Немцы стали подсаживать женщин в машины. Один немец держал в обеих руках детей, одного ребёнка отдал матери, а другого не успел, и машина тронулась. Ребёнок запищал, а он несколько постоял в раздумье, затем бросил на землю и затоптал ногами».
«23 октября расстояние от переднего края боя до Волги сократилось до 300 метров».
«Однажды меня от голода спасла крыса. Её я увидела внезапно, она мелькнула, но я разглядела: в зубах она держала кусок хлеба. Я стала ждать, может, ещё пробежит, но посыпались мины и пришлось уйти в укрытие. На второй день я снова пришла сюда. Долго ждала, стало темно, и вдруг увидела её. Она вынырнула из сгоревших сараев. Я стала обследовать сарай. Не давала искать обвалившаяся кровля. Уже хотела бросить эту затею, присела отдохнуть, как в просвете увидела мешок обгоревший и закопченный, но все же в нем были собраны остатки хлеба, куски от стола.Больше недели я жила ими».
«Мама достала где-то немного зерна. Мы сидели около печи , ожидая, когда же испекутся лепешки. Но неожиданно нагрянули немцы. Они, как котят , отшвырнули нас от печи, вынули наши лепешки и, хохоча на наших глазах стали их есть. Почему-то запомнилось мне лицо толстого рыжего немца.Мы же в этот день остались голодными».
«9 ноября установились крепкие морозы. В том году наступила аномально- холодная зима. Берега Волги покрылись ледяной коркой. Это усложнило связь, доставку боеприпасов и продовольствия, отправку раненых.»
«Голодная зима заставила всех нас искать все, что с грехом пополам годилось в пищу. Чтобы избежать смерти ели патоку и клей-декстрин. За ними мы ходили, а вернее, ползали на животе под пулями на тракторный завод. Там, в чугунолитейных цехах, в колодцах мы набирали патоку с керосиновой добавкой. Клей находили там же. Принесенную патоку долго вываривали. Из клея же пекли лепешки. Ходили на развалины бывшего кожзавода и выдирали, вернее, вырубали топором из ям просоленные и мороженные шкуры. Разрубив такую шкуру на куски и опалив в печке, варили , а затем пропускали через мясорубку. Полученную таким образом студенистую массу ели. Именно благодаря этой пищи, нам четверым детям удалось остаться живыми. Но наша одиннадцатимесячная сестрёнка, не воспринимавшая эту пищу, умерла от истощения.»
«23 ноября Юго-Западный и Сталинградский фронты при активной поддержке Донского фронта встретились, и замкнули кольцо окружения гитлеровских войск под Сталинградом».
«Опухший от голода, полураздетый (всю одежду поменяли на продукты, под артиллерийским огнем каждый день ходил я на Волгу за водой.Нужно было раздвинуть трупы, которыми была покрыта поверхность воды у берега. Немцы обстреливали из минометов даже одиночные цели и днем не давали подойти к воде. Берег Волги там обрывистый, высотой метров 12, и наши бойцы сделали лестницу шириной 5 метров из трупов. Засыпали её снегом. Зимой было очень удобно подниматься, но когда снег стаял, трупы разлагались, и стало скользко.После тех дней я перестал бояться мертвых.»
«А у немцев на небе тоже звезды?
- Да.
- А я думал, фашистские знаки…»
«А у фрицев бывают маленькие фрицата?
- Да, бывают.
- А наша Красная Армия, когда дойдёт до Германии, то всех фрицат побьёт?
- Нет, наша Красная Армия воюет не с детьми немецкими, а с фашистами. Скоро рассердятся Германские дети, возьмут Гитлера и расстреляют его.»
"А я хочу быть советской миной, буду летать сверху и прямо в сердце фрицу, как разорвусь там, так разлетится фриц на куски!»
«А кто начал войну, Гитлер?
- Да, Гитлер.
- Эх, если бы Гитлера сейчас привезли к нам, мы бы его подвесили за макушку, а я бы подошел к нему, отрубил бы ему ногу и сказал: "Вот тебе за мою маму!»
« Мы жили в Дубовском детском доме. Когда нам объявили, что наши перешли в наступление и погнали немцев, радости нашей не было конца…И воспитатели нам ничего не запрещали. Мы разорвали все подушки, а белый пух летел по комнате, как снег... Утром к нам во двор вошли люди на лыжах, все в белом. Это были наши солдаты. Они были похожи на ангелов.»
В 1947 году Сталинград посетил известный американский репортер Роберт Капа, желающий своими глазами увидеть исторический город. Ниже представлены его снимки о восстановлении Сталинграда.
Восстановленный Сталинград. Снимок сделан уже после 1954 года
Источник: Историческая правда